Previous Entry Share Next Entry
art201045

...ТОТ И ДEВУШКУ ТАНЦУЕТ

картинка
Замминистра связи и массовых коммуникаций РФ Алексея Волина выступал на факультете журналистики МГУ. Он посоветовал тогда преподавателям "учить сегодняшних журналистов слушаться дядю, который платит деньги". По его формулировке, "никакой миссии у журналистики нет, журналистика – это бизнес, молодые журналисты должны знать, что они будут писать о том, что им скажет владелец, то есть хозяин". Эту позицию замминистра подтвердил и в разговоре с обозревателем ТАСС.
Тамара Замятина (ИТАР-ТАСС, Москва)

Тема проплаченных публикаций в прессе всколыхнула читающую и пишущую публику. Один из федеральных каналов показал сюжет, в котором журналисты из рук в руки принимают от неизвестных лиц увесистые пачки денег. Сюжет приурочен к конфликту депутатов Госдумы от "Единой России" и газеты "Московский комсомолец".
Противостояние началось с публикации в "МК" 16 марта статьи "Политическая проституция сменила пол", речь в которой шла о трех женщинах-депутатах от "ЕР".
Затем последовал ТВ-сюжет о продажных журналистах. Главный редактор Павел Гусев поспешил заверить общественность, что снятые на видео при получении денег корреспонденты давно в газете не работают. Опровержение есть, но осадок, как говорится, остается.
Депутаты Госдумы намерены обратиться в Минкомсвязи и правоохранительные органы с просьбой проверить появившиеся видеосюжеты. "Эти кадры возмутили зрителей и вызвали широкий общественный резонанс", - заявляют парламентарии. Они уверены, что "журналисты не могут самостоятельно принимать решение о выходе статей в СМИ", "политика издания определяется собственником, в том числе в отношении пресечения или размещения заказных материалов", а значит, "основным выгодоприобретателем от публикаций заказных статей является работодатель, вынуждающий журналистов идти на нарушение закона".
Заместитель секретаря генсовета "Единой России", вице- спикер Госдумы Сергей Железняк заявил о необходимости внести изменения в законодательство о СМИ, "которые позволили бы предотвратить размещение заказных материалов, унижающих журналистов и дискредитирующих СМИ".
Нынешняя скандальная ситуация актуализировала недавнюю дискуссию о том, призван ли журналист работать на общество в лице читающей публики или на владельца издания с трудно произносимым именем Выгодоприобретатель?
Дискуссия, напомню, разгорелась после выступления замминистра связи и массовых коммуникаций РФ Алексея Волина на факультете журналистики МГУ. Он посоветовал тогда преподавателям "учить сегодняшних журналистов слушаться дядю, который платит деньги". По его формулировке, "никакой миссии у журналистики нет, журналистика – это бизнес, молодые журналисты должны знать, что они будут писать о том, что им скажет владелец, то есть хозяин". Эту позицию замминистра подтвердил и в разговоре с обозревателем ТАСС.
Если журналистика – это бизнес, не из бизнеса ли пришли в нее непрозрачные финансовые сделки, когда гонорар дается в конверте и не облагается налогом? Но ведь даже не о налоге речь, а о моральной стороне дела. Если автор берет деньги за политически ангажированную статью или за публикацию, наносящую ущерб чьей-то деловой репутации, он бросает тень на все журналистское сообщество.

Будучи главным редактором региональной газеты, лично убеждалась, как трудно уберечь авторитет издания от вмешательства в редакционную политику владельца СМИ и от недобросовестности сотрудников. Главный редактор ставит личную подпись на каждом выходящем в свет номере. А дядя- хозяин дает доверенному журналисту сто долларов и обязывает написать заказную статью о своем конкуренте. Всех за руку не поймаешь.
Когда вспыхнула дискуссия о том, что журналист должен работать "на дядю", Союз журналистов РФ выступил с заявлением, что миссия работников пера, микрофона и телекамеры – это "умение говорить правду, быть глазами и ушами общества, напоминать о важнейших ценностях и об ответственности каждого за свое решение, о справедливости, законности и здравом смысле".
Пафос высокий, но ведь далеко не всех журналистов можно причислить к праведникам, подобным русскому публицисту Николаю Добролюбову, о котором Некрасов написал: "Учил ты жить для славы, для свободы,/ Но более учил ты умирать". Из контекста следует, что классик учил умирать за идеалы. У Добролюбова были последователи среди наших публицистов- современников - склоним перед ними головы.
Но многие ли готовы сегодня пожертвовать не то что жизнью, а просто материальным положением, отстаивая свои взгляды? Кто должен учить журналиста принципиальности и честности?
В конце концов, речь не только о выработке у журналиста иммунитета к написанию заказных статей, но и об умении не идти на сделку с совестью при подготовке сюжетов, которые по своему моральному уровню "ниже плинтуса". Однажды в большой студенческой аудитории на форуме в Форосе главный редактор прежде респектабельной газеты учил юношество азам "современной журналистики", как он ее понимает. Тогда у известного актера повесился сын. И мэтр медиа-рынка сообщил, что немедленно дал задание своим журналистам расспросить родителей и родственников самоубийцы о причинах трагедии. "Мы первыми опубликовали свои версии", - с гордостью поведал главный редактор. То ли в зале было душно, но народ потянулся на выход. Правда, никто не спросил: "Неужели ваши журналисты не пытались откреститься от столь безнравственного по своей сути задания?"
Сегодня этот вопрос выглядел бы неуместным, потому что даже журналисты федеральных телеканалов недавно толкались локтями и дрались за право удостоиться чести первыми доставить к эфиру отца убийцы, расчленившего тело своей жены, матери двоих детей.
На каждый негативный пример можно привести сотни примеров бескомпромиссности и даже героизма современных журналистов. Но в пылу политической борьбы, в погоне за сенсациями на редакционных летучках и планерках нечасто заходит разговор об эталонах профессионализма. Их просто необходимо закладывать в редакционный устав любого издания. Даже если его владелец диктует корреспонденту свою волю или человек со стороны обещает "хорошие деньги" за публикацию компромата, важно соотнести простые вещи: будущий гонорар и свое доброе имя. Иначе дети и внуки будут стесняться говорить, что они из журналистской семьи.


А причем тогда «свобода слова». Кому свобода? Тому,  у кого деньги? Получается опять двойные стандарты. Скажите, что это только у нас – неправда. Десять лет тому назад все западные СМИ верещали об оружии массового поражения а Ираке. И где оно? Кто-нибудь из CNN-нов написал или сказал, что они просто врали. Никто. Ассанж живет в посольстве и ни гу-гу. Так и надо. Нефиг писать о том, что хозяин не велел.  Блогеры не журналисты, но давайте не врать. Можно заблуждаться или ошибаться, но не врать.

?

Log in

No account? Create an account